(423) 24-25-600 Пн-Пт, с 09.00 до 18.00

Видео-семинары и видео-конференции Видео-бератор Консультант Территория права Актуальный комментарий Обзоры Газета ВИП Приморский выпуск Семинары и тренинги Главная книга Интервью на заданную тему




      Мы в соцсетях:
А. РЕХОВСКИЙ: «Переход от милиции к полиции – правильная и своевременная мера»
А. Реховский, профессоркафедры правосудия и прокурорского надзора Юридического института ДВГУ.
Уже более месяца в нашей стране идет активное обсуждение нового законопроекта «О полиции». По мнению разработчиков проекта, принятие этого документа поможет радикально реформировать систему МВД России.
Однако у многих экспертов прямо противоположное мнение. Достаточно сказать, что обсуждение нового закона собрало более 20 тысяч комментариев в Интернете и вызвало немало критических замечаний. Больше всего граждане боятся, что переименование «милиции» в «полицию» станет просто «сменой вывески»
Так что же нам ждать от нового закона «О полиции»? Этот вопрос корреспонденты программы задали профессору кафедры правосудия и прокурорского надзора Юридического института ДВГУ Александру Федоровичу РЕХОВСКОМУ.
 
- Как вы считаете, сделает ли новый закон работу правоохранительных органов более эффективной?
 
- Хочу сразу оговориться, что один закон в отношении конкретного правоохранительного органа не может сделать всю нашу систему идеальной и более совершенной. Дело в том, что первый шаг, который был сделан в отношении реформирования правоохранительной системы - это создание новой нормативной базы Федеральной службы безопасности России. Нормативная база этой организации была приведена в соответствие с современными требованиями. Однако, это событие не вызвало такой широкой дискуссии в обществе, как обсуждаемый сейчас проект закона «О полиции».
Впрочем, необходимость реформы милиции столь очевидна, что не требует дополнительных доказательств. Резонансные преступления сотрудников органов внутренних дел, такие как, например, расстрел посетителей супермаркета майором милиции Евсюковым в Москве, хорошо известные жителям Владивостока довольно жесткие действия спецподразделения «Зубр» на главной площади города и другие негативные вынудили руководство нашей страны обратить внимание на ситуацию и принять безотлагательные меры по реформированию милиции. Инициатива Президента России Д. Медведева в сжатые сроки провести обсуждение нового проекта, безусловно, правильная. И хочу заметить, что эта идея имеет под собой еще и историческое обоснование.
Собственно понятие «милиция» - означает «ополчение». Первое в истории России ополчение появилось в 1806 году в качестве вспомогательного необученного резерва действующей армии, когда возникла угроза нападения наполеоновских войск на территорию страны. После заключении Тильзитского мира отряды милиции (ополчения) были расформированы.
Переход от милиции к полиции – безусловно, правильная и своевременная мера. Но для того чтобы, выполнить ее правильно, нужно сделать определенные шаги, и, прежде всего по созданию правовых основ организации и деятельности этого правоохранительного органа. Сегодня, к сожалению, население не может быть уверено в том, что милиция защищает, его от преступности: сами милиционеры по отношению к нашим гражданам проявляет себя иногда не надлежащим образом, и люди боятся попасть в милицию, боятся сотрудников милиции. Чтобы снять это беспокойство, навести порядок, обеспечить действительно защиту жизни, прав и свобод, собственности граждан, необходима серьезная ревизия деятельности нашей милиции.
Основная идея создания нового закона лежит, как говориться, на поверхности – создание действительно нового, высокопрофессионального и именно правоохранительного, а не карательного органа. И это, пожалуй, главное.
Закон этот сегодня широко обсуждается, не только в комитетах Государственной думы, не только в заинтересованных ведомствах, таких как Министерство внутренних дел, Генеральная прокуратура. Это обсуждение – впервые в нашей стране, вышло на сайты Интернета, и недавно было завершено. За короткий - чуть больше месяца период времени, было сделано более 20 тысяч предложений граждан по усовершенствованию этого законопроекта. Это говорит о заинтересованности широких слоев населения в его принятии.
И все же я думаю, для того чтобы наше государство имело современную эффективную систему правоохранительных органов, нужен комплексный подход, нужно затрагивать не только деятельность милиции, но и других организаций – это и госнаркоконтроль, и таможенная служба, и ряд других организаций. Это еще обусловлено тем, что при реформировании правоохранительной системы необходимо исключить дублирование функций различных ее органов.
Кроме того, в данном законопроекте исключена такая структура, как следственный аппарат. В органах полиции остаются только органы дознания. И вопрос о том, куда перейдет следственный аппарат системы МВД – в отдельную структуру при министерстве или на его базе создадут самостоятельный следственный комитет, пока остается открытым. Поэтому считаю, что реформа наших силовых структур будет продолжаться в дальнейшем, и в скором времени мы увидим эти изменения.
 
- Какие нововведения в закон об органах внутренних дел вы считаете наиболее полезными и необходимыми?
 
- Самым ценным является, пожалуй, то, что в этом законопроекте четко сформулированы основы, принципы деятельности полиции, и на первое место ставится защита жизни, прав и свобод наших граждан. Вообще-то это положение конституционное и оно здесь правильно отражается.
Важна и идея обеспечить, как можно больше доверия населения к полиции. В пояснительной записке к данному законопроекту сформулирована такая цель: «Закрепление партнерской, а не доминантной модели взаимоотношения полиции и общества». То есть, для достижения этой цели должно возникнуть доверие между полицией и обществом. И подкреплением этого заявления являются четко прописанные права и обязанности сотрудников полиции, их взаимодействие с общественностью, возможности определенного общественного контроля за деятельностью полиции.
Как следует из законопроекта, именно мнение общественных институтов станет одной из официальных оценок деятельности полиции. Насколько это будет действенно, покажет, конечно, время. Во всяком случае, предполагается создать общественные советы при МВД и УВД субъектов федерации, в которые будут входить лица из числа представителей трудовых коллективов, общественных объединений, деятелей науки, культуры, религиозных конфессий. Такое многообразие представителей общественности позволит каким-то образом полиции корректировать свою деятельность так, чтобы она была понятна населению и рядовые граждане могли бы реально чувствовать себя под защитой органов внутренних дел.
Кроме того, очень важно, что, в законопроект вошли международные стандарты деятельности полицейских, которые заимствованы из законодательства других государств. Используются различные кодексы этики поведения полицейских, связанные с тактичным поведением по отношению к гражданам. Используются правила применения специальных средств и оружия, которые основываются на международном опыте. Такие заимствования вполне оправданы.
 
- Насколько новый закон станет, так сказать, более понятным и удобным в применении, в том числе - и для простых людей?
 
- То, что этот закон является для населения значимым, говорит тот факт, что обсуждение его до сих пор проходит в прессе, в Интернете, на телевидении. Люди неравнодушны к его принятию, они понимают, что он касается их непосредственно. Обсуждение этого закона должно привести к тому, что он будет отработан на высоком уровне с точки зрения юридической техники, а так же взаимодействия и соотношения с Конституцией РФ, другими федеральными законами, чтобы исключить противоречия. По крайней мере, я на это надеюсь. Хотелось бы, чтобы новый закон стал сводом правил поведения сотрудников полиции, и эти правила неукоснительно соблюдались, что само по себе станет гарантией безопасности нашего населения.
Если говорить о понятности закона для населения, то он, в первую очередь, должен быть свободен от отсылок к другим, сопутствующим нормативным актам. Для закона очень важно, чтобы его положения были прямого действия и не допускали двойного толкования норм. Ведь злоупотребления законом обычно происходит именно из-за нечеткости его формулировок. К тому же в законе должно быть предельно ясные формулировки, когда именно и в каких случаях сотрудник полиции может ограничить права граждан.
Однако расплывчатостью формулировок как раз и страдает законопроект «О полиции» в нынешнем виде. Поэтому внесение поправок и изменений в него, полагаю, дело ближайшего будущего.
 
- Чем все же принципиально будет отличаться милиционер от полицейского?
 
- На первый взгляд - ничем. Но исторический аспект говорит о том, что милиционер – это фигура, которая возникает временно, в минуту опасности. Как это было, например, в 1917 году, когда полиция была расформирована, и в результате Октябрьской революции встала необходимость создать такой орган, который бы защищал население от преступности и бандитизма, а в ситуации гражданской войны еще и пресекал беспорядки и так далее. В результате появилась милиция.
Но сегодня ситуация изменилась. Мы живем в другое время и в другом обществе. Необходимо создавать высокопрофессиональную организацию специально подготовленных людей, которые по своим физическим, моральным и нравственным качествам могли бы выполнять задачи по обеспечению защиты граждан, охране правопорядка и другие.
Раньше личный состав милиции формировался порой весьма случайным образом. В милицию приходили люди после службы в рядах советской и российской армии, недостаточно обученные. Или по направлению партийных или комсомольских органов не имея соответствующего образования. Современные же требования предполагают высокую подготовку людей, которые могли бы выполнять свои задачи на самом высоком профессиональном уровне. Например, если мы посмотрим на американского полицейского, то он очень уважаемый человек в США. Кроме того, он еще и высоко профессионально подготовлен. Полицейский может оказать медицинскую помощь, помочь справиться с со стихийными бедствиями или принять участие в тушении пожара. С другой стороны, полицейский способен принять действенные меры по задержанию правонарушителя, многоценно пресечь правонарушение или преступление.
К этому стремимся и мы. Очень важно, чтобы российские сотрудники полиции были действительно честными, бескорыстными, профессионально подготовленными. Естественно, за такую службу полицейские имеют право на достойное вознаграждение, на социальные гарантии. И не только для себя лично, но и членов своих семей. Разумеется, это подразумевает и создание системы новых учебных подразделений для сотрудников полиции. В итоге это и должно привести к появлению нового правоохранительного органа, про который можно будет сказать словами Владимира Маяковского о милиции: «Моя полиция – меня бережет».

- Понятно, что необходимость в принятии нового закона, говорит о том, что общество изменилось, мы стали другие, и милиция, в том виде, в котором она сейчас есть, население страны уже не устраивает…
 
- Закон «О милиции» был принят в 1991 году, когда Советский Союз только-только прекратил свое существование. Сегодня у нас новое государство, которому необходимы новые правоохранительные органы и новая нормативная база для них. Ведь возникли уже новые правовые отношения и между самими гражданами, и между гражданами и правоохранительными органами. Расширены и изменены нормы Уголовного кодекса РФ, Кодекса об административных правонарушениях, Уголовно-процессуального кодекса РФ. Поэтому нужна не просто «смена вывески», как сегодня многие говорят, а качественное изменение подходов к правоохранительной деятельности.
 
- Вопрос самообороны милиционера во время задержания преступника никогда не имел четких формулировок. Как будет обстоять дело теперь (имеется в виду применение и использование оружия и специальных средств)?
 
- В новом законе четко прописаны случаи, когда сотрудник полиции может применять специальные средства, огнестрельное оружие, физическую силу. Что касается гарантий безопасности сотрудника в момент пресечения преступления или задержания преступника, то в законопроекте сказано (причем эти положения основаны на международных стандартах деятельности сотрудников полиции ряда государств), что в случае возникновения опасности для собственной жизни или жизни граждан, сотрудник полиции вправе привести в готовность огнестрельное оружие. Он может применить оружие, включая огонь на поражение, в случае если преступник будет совершать нападение на него лично, если он не будет выполнять команды связанные с сохранением дистанции между ним и сотрудником полиции, в случае попытки завладеть оружием, а так же в случае попытки достать из карманов какой-либо предмет. Прямо эти положения прописаны в статьях 23-24 данного законопроекта.
Кроме того предусмотрена норма, в соответствии с которой в случае ранения или причинения смерти нападавшему, сотрудник полиции будет обязан составить рапорт по данному факту. Рапорт станет предметом прокурорской проверки о правомерности применения или использования сотрудником полиции оружия или специальных средств. То есть прокурорский надзор за деятельностью полиции останется и будет достаточно жестким.
 
- Какие нормы, на ваш взгляд, надо дополнительно прописать в новом законе?
 
- Я думаю, что необходимо привести новый закон в соответствие с действующим законодательством. Прежде всего, с Конституцией России и федеральными законами, действующими сейчас.
Многие положения надо корректировать. Прежде всего, на мой взгляд, статью 15, в которой речь идет о проникновении сотрудника полиции в жилые помещения, где явно просматривается отступление от Конституции РФ, закрепляющей неприкосновенность жилища. В этой статье сказано, что сотрудник полиции может в любое время суток войти в любое помещение, даже если оно закрыто без санкции суда. То есть вскрыть замки без согласия проживающих там лиц и провести определенные действия.
Данное положение вызвало острую критику тех лиц, которые занимались изучением проекта нового закона. Я полностью разделяю эту критику и считаю, что данную статью необходимо скорректировать таким образом, чтобы она соответствовала конституционным положениям.
Вместе с тем, несмотря на провозглашение необходимости соблюдения прав и свобод граждан, в данном законопроекте нет гарантий соблюдения этих прав со стороны сотрудников полиции. Простой констатации того, что задержанный по подозрению человек имеет право на защиту не достаточно. Необходимо, прописать в законе, что в случае задержания подозреваемого, доставления его в соответствующее помещение, сотрудник полиции обязан предоставить ему возможность встретиться с адвокатом. Я сам, как практикующий адвокат, могу привести вот такой типичный, к сожалению, пример. Адвокат, приглашенный задержанным по подозрению гражданином или его родственниками, приходит в дежурную часть, а ему говорят, что такого гражданина в органе внутренних дел нет. Хотя доподлинно известно, что он находится в этом месте. Адвокат не может встретиться со своим возможным клиентом для того, чтобы оказать ему юридическую помощь, а в это время задержанный находится в помещении милиции и с ним работают оперативные работники, дежурные следователи, часами добиваясь признательных показаний различными способами. В данном случае право на защиту подозреваемого в совершении преступления сотрудниками милиции (полиции) нарушается.
Считаю, что в новом законе необходимо учесть подобную ситуацию. Если сотрудник полиции сообщает адвокату недостоверную информацию или вообще скрывает информацию о задержании человека по подозрению в совершении преступления, то такие действия нужно расценивать, как должностное преступление. Или, во всяком случае, за такие действия сотрудники полиции в будущем следует привлекать к серьезной дисциплинароной ответственности, вплоть до увольнения из органов полиции.
Конечно, отрадно, что в новом законе достаточно четко прописаны обязанности полиции и права граждан. Однако здесь важно соблюсти баланс интересов. Иначе говоря, если права граждан и ограничиваются в чем-либо, то условия этих ограничений со стороны сотрудников полиции должны быть ясными для всех и иметь конкретные правовые основания. Эти условия должны быть прописаны в законе идеально. В противном случае мы сразу же столкнемся с нарушением прав граждан со стороны сотрудников полиции, как это происходит сегодня. Необходимо отработать юридическую технику таким образом, чтобы было буквально понятно, когда сотрудник полиции имеет право применить физическую силу, ограничивать права гражданина и наоборот, когда он обязан обеспечить права гражданина и что для этого он обязан сделать.

- Совсем недавно в прессе прошло сообщение о том, что члены Совета при президенте по правам человека готовы предложить главе государства свой вариант закона о полиции. Насколько необходим, по вашему мнению, еще один вариант закона? Не лучше бы все усилия направить на доработку уже существующего?
 
- На мой взгляд, появление нескольких вариантов законопроекта по важным ключевым вопросам жизнедеятельности нашего общества – это нормальное явление. Потому что не может быть единой точки зрения на решение такой серьезной государственной проблемы. Дело в том, что наверняка общество видит будущую полицию совсем не так, как это видит то же МВД России.
Учесть все законопроекты и предложения по формированию полиции – важная задача государства. Если будет найден компромисс с учетом мнения разных слоев нашего общества и различных государственных структур, то тогда закон «О полиции» будет по настоящему действенным и соответствовать духу времени.
 
Беседовала
А. ДАНИЛИНА,
фото С. СЕМЕРИКОВА.
 
В ТЕМУ
 
Законопроект «О полиции» вызвал негативные отклики у правозащитников
 
Как известно, новый закон «О полиции» должен был вступить в силу с 1 января будущего года. По крайней мере, именно об этой дате неоднократно говорил Президент России Д. Медведев. Но, скорее всего, его принятие будет отложено. В частности, за отсрочку на полгода выступили члены рабочей группы, которым предстоит представить итоговый текст законопроекта.
Например, председатель комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Госдумы П. Крашенинников заявил, что так быстро заменить действующий закон «О милиции» на новый не удастся. Многие депутаты поддержали своего коллегу, считая что проект нуждается в серьезной доработке.
Просят отложить принятие нового закона и многие правозащитники. Они считают многие положения законопроекта не только расплывчатыми, но и «драконовскими». Например, много нареканий вызывает статья 15 законопроекта, где идет речь о беспрепятственном проникновение полицейских в жилые и иные помещения принадлежащие гражданам или организациям в любое время суток лишь на сомнительных основаниях полагать, что там совершаются противоправные действия (санкция суда или прокурора – в этом случае не требуется). Или статья 13, где прописаны права полицейских, могущих, между прочим, применять на срок, не превышающий одного часа, ограничение свободы передвижения граждан на улицах и в других общественных местах для проверки документов. А, кроме того, доставлять граждан в служебные помещения полиции на неопределенный срок (в законопроекте – до решения вопроса по существу).
По мнению правозащитников, если законопроект будет одобрен в нынешнем виде, то не только не будет искроена коррупция в органах внутренних дел, а наоборот полицейские получат новые возможности для злоупотреблений. Уже на вполне законных основаниях.
В этом случае реформа МВД не только не оздоровит ситуацию в этом ведомстве, а наоборот будет способствовать существенному ограничению и даже ущемлению прав простых граждан. То есть нас с вами, уважаемые читатели.
Остается надееться, что авторы законопроекта «О полиции» учтут пожелания всех заинтересованных лиц и новый закон будет существенно доработан.

Д. ХОМИЧ.
 
КСТАТИ
 
По мнению 63% опрошенных ВЦИОМ россиян, переименование милиции в полицию в работе органов внутренних дел ничего не изменит. Еще 15% респондентов считают, что станет только хуже. Позитивных последствий от инициативы ждет только 11% россиян. Такие результаты получил ВЦИОМ в ходе всероссийского опроса, который проводился среди 1600 человек в 140 населенных пунктах 42 регионов России.
Отчасти проблема связана с тем, что само слово «полиция» не несет однозначно положительных ассоциаций, констатирует гендиректор ВЦИОМ В. Федоров. Негатив заложен в исторической памяти, полагает он: на протяжении последнего века полиция появлялась в России только вместе с оккупантами. А, кроме того, она воспринимается как нечто западное и чуждое нашей культуре. Это означает, что кроме переименования нужно предложить еще что-то, что вызовет доверие людей к этой реформе, констатирует В. Федоров. С проектом закона «О полиции», по его данным, познакомилось лишь небольшое количество граждан, отмечает он.
 
Впервые опубликовано в газете «Ваш информационный партнер», № 18 (200), сентябрь 2010 г.
 
Дата публикации: 27.09.2010 г.
11.10.2010